Истинные чувства

Истинные чувства Реми

 Однажды Реми - ему было тогда около двух с половиной - вдруг спросил меня: "Мама, ты сердишься?"

Да нет, не сержусь, - спокойно ответила я. Но он повторил этот вопрос еще дважды, Я настойчиво отвечала, что не сержусь.

 Через пару дней он снова начал спрашивать, не сержусь ли я, и я опять заверила его, что все в порядке. Когда он повторил вопрос, я подумала: Ну почему он все время об этом спрашивает? Может, он видит или чувствует что-то такое, чего я не замечаю? Еще я подумала, что эти расспросы повторяются неспроста.

 Я всегда и всеми силами старалась воспитывать в сыне честность, и понимала, что для этого прежде всего сама должна быть ему образцовым примером. Поэтому я прислушалась к себе, попыталась разобраться в своих чувствах, У меня на сердце действительно было неспокойно! Я ощутила, что в душе моей проходит какая-то борьба, настоящая буря, и это возбуждение словно распирает сердце изнутри. Но он ведь не может знать, что творится в моей душе, - ведь внешне я совершенно спокойна! Голос у меня нормальный, да и вообще я не проявляю никаких признаков раздражения... Будучи экстравертом, к тому времени я уже отчасти научилась сдерживать внешние проявления рассерженности. Я неплохо владела тоном голоса, умела обходиться без крика и выбирать слова. Мне самой это казалось тогда серьезным достижением. Но теперь вопросы ребенка поставили меня в тупик.

 Все эти мысли пронеслись у меня в голове за считанные секунды после того, как сын второй раз спросил, не сержусь ли я. Я вспомнила, что несколько дней назад трижды ответила ему отрицательно, - и почувствовала себя на месте апостола Петра, который трижды отрекся от своего учителя, Иисуса Христа. Мне не хотелось заново проходить предыдущий сценарий, Следуя своему искреннему желанию быть честной перед собой, я наклонилась, посмотрела сыну прямо в глаза и призналась: «Реми, ты прав! У мамы на душе неспокойно. Где-то внутри я действительно рассержена - но не на тебя! Я очень тебя люблю». Я обняла его, и мое сердце наполнилось любовью.

 Меня поразила проницательность малыша, который сумел увидеть мою душу и уловил потаенные чувства. Я поняла, что тем самым он помог мне заглянуть в себя и разобраться в неосознанных ощущениях. Я благодарила Бога за то, что жизнь подарила мне такого сына. Мое сердце знало, что это дитя, пусть и не от моей крови и плоти (мы усыновили Реми, когда ему было всего одиннадцать дней от роду), было предназначено именно для нас - а мы для него. Я по-настоящему осознала, что быть матерью или отцом - значит не только воспитывать ребенка, но и учиться у него. Моя душа была безмерно благодарна за случившееся, на глаза навернулись слезы счастья. Это был чудесный миг!

 

Моник Леблан. Дети Индиго

Поделиться в соцсетях